Sayida qalesan ni!aga jimsan
Men seni sevaman jonim
Yosh bolalar uchun hikoya
Sevgidan aldanganlar
Hikoyolar sewgi muhabbat
Sevgi Atirguli Br kuni bola armyaga ketvotganida qiz sz endi qaco kelasiz ma szi soginib qolamanu dbti. Bola jonim san faqat mani kutgi man saga 2 yilada ke agar 100ta gul jonatsam sa mani kutgi va ma qaytama dbti agar 100 dan kam gul jonatsam sa blgiki mani kutma dbti wu bn u qiz bola bn hayrlawip kuzatibti. Orada otar otmas 2yil vaht otibti qiz rosa kutibti ohiri uyi ewigi taqilapti ewikni ocsa br inson gulani uwlab buni szga amerikada jonatiwdi dbti gularni berib va kanvert beribti u qiz wowa... Ko'proq...
Yigit qizni sevadi . Qiz yigitni sevmaydi
YaRim Tun! YuRaGim siQiLiwni bowLadi Yana. BiLmiYmaN NiMaDir IchimGa KirVoLip SeKin YemiRiwNi BowLadi.! Alam... Rashq..... Hammasi TiQildi BirDan Bo'g'zimGa. AngLoLmadim NiMa Bo'Ldi ManGa. Qo'limDan KeLgani JimmmGina Hayol Surib Uni Eslash Boldi Holos....
О любви о шутках и ещё чего нибудь смешного


Я ей полностью доверял. Я шёл по жизни, опираясь на неё, как на плечо друга. Я ей верил, как себе. И даже больше. 
А она... 
Она мне изменяла. 
Когда это нельзя было уже скрыть, мне пришлось бросить работу. 
Друзья стали заходить всё реже. 
И даже я был уже не в силах её вернуть. 
Свою память.

Она была зла на него. В своей идиллической жизни они имели почти все, но она жаждала одного — того, чего у них никогда не было. Только его трусость была помехой.
Потом надо будет избавиться от него, но пока еще рано. Лучше быть спокойной и хитрой. Прекрасная в своей наготе, она схватила плод.
— Адам, — тихо позвала она.

Она с бешеной скоростью гнала машину. Господи, только бы успеть вовремя.
Но по выражению лица врача из реанимационной палаты она поняла все.
Она зарыдала.
— Он в сознании?
— Миссис Аллертон, — мягко сказал врач, — вы должны быть счастливы. Его последние слова были: «Я люблю тебя, Мэри».
Она взглянула на врача и отвернулась.
— Спасибо, — холодно произнесла Джудит.

— Осторожнее, детка, он заряжен, — сказал он, возвращаясь в спальню.
Ее спина опиралась на спинку кровати.
— Это для твоей жены?
— Нет. Это было бы рискованно. Я найму киллера.
— А если киллер — это я?
Он ухмыльнулся.
— У кого же хватит ума нанять женщину для убийства мужчины?
Она облизнула губы и навела на него мушку.
— У твоей жены.

— Девяносто девять, сто! Кто не спрятался, я не виноват!
Я ненавижу водить, но для меня это гораздо легче, чем прятаться. Входя в темную комнату, я шепчу тем, кто затаился внутри: «Стукали-пали!».
Они взглядом провожают меня по длинному коридору, и в висящих на стенах зеркалах отражается моя фигура в черной сутане и с косой в руках. 

Она почти слышала, как двери ее тюрьмы захлопываются.
Свобода ушла навсегда, теперь ее судьба в чужих руках, и никогда ей не увидеть воли.
В голове ее замелькали безумные мысли о том, как хорошо бы сейчас улететь далеко-далеко. Но она знала, что скрыться невозможно.
Она с улыбкой повернулась к жениху и повторила: «Да, я согласна».

— В университете мы просто протирали штаны, — сказал Дженнингс, вымывая грязные руки. — После всех этих сокращений бюджета они многому вас не научат, они просто ставили оценки, и все шло своим чередом.
— Так как же вы учились?
— А мы и не учились. Впрочем, можешь посмотреть, как я работаю.
Медсестра открыла дверь.
— Доктор Дженнингс, вы нужны в операционной.

Блестящие колготки туго и соблазнительно облегали прекрасные бедра — чудесное дополнение к легкому вечернему платью. От самых кончиков бриллиантовых сережек до носков изящных туфелек на тонких шпильках — все было просто шикарно. Глаза с только что наведенными тенями рассматривали отражение в зеркале, и накрашенные яркой красной помадой губы растягивались от удовольствия. Внезапно сзади послышался детский голос:«Папа?!»... Ko'proq...